Search in
ADD SEARCH FILTER CANCEL SEARCH FILTER

Digital Archive International History Declassified

July 01, 1993

V. TOLUBKO, 'NUCLEAR WEAPONS, SPACE FLEET: DECISIONS CANNOT BE DELAYED'

This document was made possible with support from the Carnegie Corporation

CITATION SHARE DOWNLOAD
  • Citation

    get citation

    In a report to the Verkhovna Rada, Tolubko discusses three national security issues. He argues that Ukraine should either develop its own nuclear weapons industry or operate Ukrainian nuclear weapons jointly with Russia. He suggests that Ukraine should try to preserve its status as a space nation and should lease the naval base in Crimea to Russia.
    "V. Tolubko, 'Nuclear Weapons, Space Fleet: Decisions Cannot be Delayed'," July 01, 1993, History and Public Policy Program Digital Archive, Archive of the Ministry of Foreign Affairs of Ukraine, fond 1, delo 7058. Obtained by Mariana Budjeryn and translated by Volodymyr Valkov. https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/144989
  • share document

    https://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/144989

VIEW DOCUMENT IN

English HTML

CHAIRMAN OF THE VERKHOVNA RADA OF UKRAINE

To President of Ukraine

L. M. Kravchuk [handwritten]

TO PRIME MINISTER OF UKRAINE

L. D. KUCHMA

Dear Leonid Danylovych!

I am sending You proposals of people’s deputy of Ukraine Tolubko V.B. regarding nuclear weapons, space, and navy.

Please review.

Respectfully,

[signature]

I. Plushch

No. 01-02/161

July 1, 1993

NUCLEAR WEAPONS, SPACE, NAVY:

DECISIONS CANNOT BE DELAYED

The ratification of the START-1 treaty should be considered together with all other military issues in order to guarantee the national security of Ukraine in the military domain.

I am referring to the problems of nuclear weapons, space, and the Black Sea Fleet.

Combat capabilities of the future Armed Forces will be defined by strategic nuclear deterrence forces, military-space forces, high-precision weapons, and weapons based on novel physical principles. It is these forces that will define the structure, quantitative and qualitative composition of the Armed Forces.

When considering the issues of military building, we must be guided by considerations of national defense, minimization of costs, deployment of modern armaments, real military and political circumstances, and readiness for mutual compromises.  At present, the Armed Forces of Ukraine are still unwieldy, with imperfect command and control system, poorly equipped, and, to some degree, disoriented by the lack of clearly defined and slow-moving reforms, constant personnel changes, and acute social security issues for the servicemen. The prolonged period of transition is taking a toll on the army. In these circumstances, what should be the foundation of Ukraine’s national security in the military domain? It is widely accepted and confirmed by years of experience that nuclear weapons are the most effective means of deterrence and guarantee national security. History has played out so that Ukraine is today a state with an immense (third in the world in terms of military might!) nuclear arsenal. In the interest of national security, there is no alternative but to preserve nuclear weapons as part of our Armed Forces. There are two ways for us to use this military might. In the first scenario, a decision is adopted to create our own nuclear industry. This will eventually allow Ukraine to become completely independent in the realm of nuclear weapons and supply its own army with the necessary nuclear munitions. However, the implementation of such a scenario requires significant investment of money and time.

The second scenario is based on the outlined principles of national security as well as the conclusion of bilateral agreements with the Russian Federation, based on equal and mutual interests. We are talking about the joint operation and use of the Ukrainian nuclear weapons.  In this scenario, strategic nuclear arms remain under the Ukrainian administrative control and the troops are staffed with our citizens. The combat use, should it become necessary, would be planned and executed under the control of both states. In my view, this scenario guarantees us, for the duration of the agreement, security and military immunity.  Ukraine would be immune from encroachments, should it happen to displease any one of the founders of the “new world order.”  Both Russia and the United States, first of all, would be actively counteracting not just the breakout of a nuclear war, but also the development of local conflicts on our territory involving conventional military means, and also provocations of internal conflicts in Ukraine.  Why? Russia will be forced to protect the territory of Ukraine because even the 46 out of 176 Ukrainian missiles, in terms of their nuclear might, are almost equivalent to half of American land-based missiles. On the other hand, America will not be able to do to us, what was done to Grenada, Yugoslavia, and Iraq because it will be unacceptable to use military methods, starting or supporting aggression against the state, whose territory has strategic missiles that could, perhaps, be aimed at it. Wars evade powerful states, Margaret Thatcher once asserted. In this case, she was absolutely right.

Given the interconnectedness of Ukraine’s nuclear weapons and its national security, I will share my vision regarding the ratification of the START-1 Treaty.  I cannot refrain from another quote, this time by the French prime minister. He stated that France “...approves of the proposals...for nuclear disarmament. We will proceed in this direction, but after the nuclear stockpiles of the United States and Russia are comparable to those of France.” So why are we not framing the question in a similar way?

What power are we trying to appease, to whose pressure are we yielding when we  declare ourselves a non-nuclear state? I cannot answer these questions, but I consider as advisable the following course of action in relation to the ratification of START-1. At present, Ukraine has no legal obligation before the international community with regard to nuclear weapons.

There are two possible options for the parliament regarding the decision about Ukraine’s nuclear missiles.  Before making any one of them, Ukraine must declare itself a nuclear state on the basis of the 1983 Vienna Convention, which determines that all components of nuclear weapons on the territory of any state are its full or shared property.[1]

First scenario. Ukraine ratifies START-1 and the Lisbon Protocol, but with the following conditions:

1. Ukraine delays the accession to the Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons of July 1, 1968 until the middle of 1995, when the international conference and facts on the ground determine its future.

2. It concludes, in accordance with START-1 and the Lisbon Protocol, a memorandum by all four nuclear states of the CIS on limits and restrictions.

3. It ratifies the Minsk agreement on the status of strategic nuclear forces, removing the President’s amendment (“in accordance with economic and technical capabilities of Ukraine”) to Article 10, which sets the 1994 deadline for the elimination of nuclear stockpiles in Ukraine.  

4. Ukraine concludes a bilateral agreement with the Russian Federation regarding the full scope of military-technical and military-economic issues.

Second scenario.  Ukraine does not ratify START-1 and bases its decision on the future of the nuclear missile weapons on further bilateral and multilateral agreements. In this case, we independently determine the necessary number of launch vehicles and the nuclear-armed missiles that will be located on Ukraine’s territory.

When adopting any of the two decisions in the interest of our national security, the most probable and preferred partner for Ukraine in brokering an agreement on the nuclear missile forces is Russia. Such an agreement would allow Ukraine to remain under the cover of nuclear missile forces as weapons of deterrence from external aggression.

Under these conditions, the security provided by the nuclear weapons would allow us to substantially reduce and reform the national Armed Forces, acquire the necessary means and time for the development and reequip the army with new, modern types of weapons, including high-precision weaponry and weapons based on advanced physics. Such weapons, if deployed against government and military command facilities, plants, and nuclear and chemical industry, could be equal to nuclear weapons in terms of their combat effectiveness. Armed with military means capable of replacing nuclear weapons, we would have the basis for considering, in the future, the option to renouncing nuclear weapons, without unilaterally declaring ourselves a non-nuclear state.  The same time would allow us, if an appropriate decision is taken, to create our own nuclear industry.

To support the argument in favor of the abovementioned scenario, a few words should be stated regarding the economics of nuclear weapons, an issue which is being intentionally silenced or distorted.

According to deputy Defense Minister of Russia A. Kokoshyn, “Missile forces, from the point of view of their maintenance, are the cheapest kind of military forces. They are capable of solving 60-100% of strategic tasks, while requiring only 5-6% of the entire defense budget.” It is difficult not to agree with this, considering that in the past year Ukraine’s expenses on the maintenance of nuclear missile forces amounted to 3.9% of the defense budget, and this year they accounted for 1.1%. In addition, it should be noted that we are talking about expenses for maintaining 176 intercontinental ballistic missiles, even though, based on the abovementioned considerations, it is enough for us to limit our nuclear arsenal to 46 missiles of the newest class that are basically produced by the Ukrainian plants. We can eliminate the remaining 130 missiles, demonstrating thus an act of goodwill unprecedented in history. Moreover, if the missiles, fuel, and re-entry vehicles are handled wisely, it would be possible to receive substantial economic benefits. The silos that remain after the elimination of missiles and the entire existing infrastructure can be used to deploy non-nuclear high-precision weapons systems.

Furthermore, all issues of nuclear missile forces should be tied to the conclusion of an agreement with Russia, whereby the latter would commit to acquire from Dnipropetrovsk the missiles that were due to be supplied to the strategic missile forces in the former Soviet Union. This, undoubtedly, would provide Ukraine with a sizeable economic benefit.

The second issue that I am considering is that of space. The war in the Persian Gulf demonstrated that effective use of high-precision weapons requires space-based systems of various applications and advanced computer technologies. We should have understood this long ago and raised the question of the division of space-based systems with the same persistence and harshness, with which Russia is raising the issue the division of the Black Sea Fleet. Today, in the context of principles of national security of Ukraine, this issue is one of the most important and relevant.

At present, the orbital space group consisting of some two hundred spacecraft, has passed under the Russian jurisdiction, although Ukraine has legal rights to 16.7% of this group.

Based on the principles of mutual compromise, in exchange for concessions by Ukraine in the field of nuclear missile forces and the solution of the Black Sea Fleet issue, Ukraine has the right to demand the division of the spacecraft, inclusion of Ukraine’s military-space units into the common space control system with the subsequent creation (with Russian help) of a national flight control center.

Ukraine has at its disposal everything that would permit it to preserve the status of a space nation. Ukraine has a huge space-industrial manufacturing and technological complex. It includes a powerful scientific complex and a well-established system of personnel training. It also includes space control nodes in the vicinity of Dunayevtsi, Yevpatoria, and Simferopol, which received trillions [of rubles] in investment and can yield results.

Space is the sphere of activity that currently produces super-profits for space-firing nations. According to international data, every dollar invested in space research produces 20 dollars in profit. This profit is produced by the use of communications channels for state, commercial, and banking structures, use of databases and databanks of highly developed countries. For instance, space-based communication systems produce billions of dollars in profit annually (every minute of a call with the United States costs 5 dollars, with Europe - 3 dollars).

Similar estimates are produced when using space technologies in civilian industries on Earth to solve environmental problems, study natural resources, meteorology, and navigation.

Today, others receive this profit, while Ukraine could have been doing the same. In other words, space activity of a state is a testament to the high level of scientific and technical progress. At the same time, space is a way to ensure high combat effectiveness of most military technologies, including high-precision weapons.

Thus, the need to have our own national orbital space group of dual-use application - civilian and military - is obvious. The operation and control of space systems, in the interests of national economy and defense, must be carried out by the defense ministry, which possess the necessary technical means and trained specialists. The dual-use space systems also allow to minimize defense expenses and strengthen Ukraine’s national security.

And now about the problems of the Black Sea Fleet.

In the former Soviet Union, the Black Sea Fleet performed primarily supportive, not strategic tasks, as a backing for the Mediterranean naval group. Ukraine’s fleet, having no free access to the world ocean, can similarly carry out limited combat assignments only within the boundaries of the Black Sea aquatorium.

Most of the ships in the combat group of the Black Sea Fleet have by now served out their allotted lifespan.

From the economic perspective, the Black Sea Fleet is costly for the people of Ukraine to maintain. At the same time, the contribution of the fleet to the state’s defense capacity is insignificant in comparison to resources spent on it.

We must admit that Russia’s fleet will not leave Crimea, and we will not be able to drive it out by force since this would lead to war. Stationing the fleets of both states on one naval base introduces potential for conflicts. That is why it is advisable to lease the base to Russia for a reasonable period of time. Ukraine should retain a fleet sufficient for the defense of its shores and deploy it at other bases.

The lease of the naval base to Russia must be linked to a lease by Ukraine of the Russian cosmodromes and testing ranges for space vehicles and space-missile technology, cooperation between Ukraine and Russia in the field of missile and space technology, supply of energy resource and timber from Russia to Ukraine, as well as placement of procurement orders for Russia’s naval forces at the Ukrainian shipyards.

There is no time to waste! The issues of military and technical policies must be decided without delay. The fact is that Ukraine’s defense industry, without state procurement orders and without prospects for development, is on the brink of collapse. The defense industry consists of specialists of the highest qualification and the most modern production facilities.  If the defense industry is destroyed, we lose world-class scientific and technological accomplishments, as well as opportunity to create, in the future, the required weapons systems at a minimal cost.

Thus, nuclear weapons could ensure 10-15 years of immunity for Ukraine. Meanwhile, we create high-precision weapons, a space group with its own control centers, and build a small-sized mobile army, equipped with modern, highly effective means of warfare. In the meantime, the state will have the opportunity to determine its relationship to a nuclear program.

It is necessary to remember that the future of defense is being laid down today, and we should think about it right now. Otherwise, it will be too late!

PEOPLE’S DEPUTY OF UKRAINE

[signature]

V. TOLUBKO

[1] Here, ‘shared’ means one apportioned to successor states in respective shares (ed.).

RUSSIAN (TRANSCRIPTION) HTML

[Галузевий Архів Міністерства закордонних справ України, Фонд 1, Справа 7058]

ГОЛОВА ВЕРХОВНОЇ РАДИ УКРАЇНИ

Президенту України

Л.М. Кравчуку [від руки]

Прем’єр-міністру України

Л.Д. Кучмі

Шановний Леоніде Даниловичу!

Направляю Вам пропозиції народного депутата України Толубко В.Б. щодо ядерної зброї, космосу, флоту.

Прошу розглянути.

З повагою,

[підпис] І. Плющ

№ 01-01/161

1 липня 1993 р.

ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ, КОСМОС, ФЛОТ:

РЕШЕНИЕ ВОПРОСОВ НЕ ТЕРПИТ ПРОМЕДЛЕНИЯ

Вопрос ратификации договора «СТАРТ-1» необходимо рассматривать в комплексе всех военных вопросов, чтобы гарантированно обеспечить национальную безопасность Украины в военной области.

Я имею ввиду проблемы ядерного оружия, космоса, Черноморского флота.

Боевые возможности будущих Вооружённых Сил будут определять стратегические силы ядерного сдерживания, военно-космические силы, высоко-точное оружие и оружие на новых физических принципах. Именно они определяют структуру, количественный и качественный состав Вооруженных Сил.

Рассматривая вопросы военного строительства, мы должны исходить из соображений обеспечения, гарантированной обороны государства, минимально необходимых затрат, использования современных вооружений, учета реальной военно-политической обстановки и готовности к взаимным компромиссам. В настоящее время Вооруженные Силы Украины пока еще громоздки, имеют несовершенную систему управления, слабо обеспечены и в некоторой степени дезориентированы из-за отсутствия четко обозначенных и вяло протекающих реформ, непрекращающейся кадровой чехарды, остро стоящих вопросов социальной обеспеченности военнослужащих. Армия болезненно переживает затянувшийся период становления. Что же в этих условия лежит в основе обеспечения национальной безопасности Украины в военной области?

Общепризнано и многолетним опытом подтверждено, что самым эффективным средством сдерживания и гарантом безопасности государства является ядерное оружие. Исторически сложилось так, что Украина сегодня – государство, обладающее огромным (третьим в мире по боевой мощи!) ядерным потенциалом. Исходя из интересов безопасности государства, на ближайшее будущее нет альтернативы сохранению в составе наших Вооруженных Сил ядерного оружия. А коль скоро это так, то существует два варианта использования нами этой боевой мощи. В первом варианте принимается решение о создании собственной атомной промышленности. Это в конечном итоге позволит Украине стать полностью независимой от кого бы то ни было в вопросах ядерных вооружений и обеспечивать свою армию необходимым арсеналом ядерных боеприпасов. Однако, реализация этого варианта требует значительных экономических и временных затрат.

Второй вариант основывается на названных мною принципах обеспечения национальной безопасности и предполагает заключение на двухсторонней основе исходя из равноправных отношений и взаимных интересов договоренностей с Российской Федерацией. Речь идет о совместной эксплуатации и использовании украинского ядерного оружия. В данном случае стратегические ядерные силы находятся в административном подчинении украинского командования и их войска комплектуются нашими гражданами. Боевое же применение планируется и осуществляется, в случае необходимости, под контролем президентов двух государств. Такой вариант использования ядерного оружия, на мой взгляд, гарантирует нам на время действия договора безопасность и военную неприкосновенность.  Неприкосновенность от любых посягательств, даже если Украина своей независимой политикой не будет устраивать кого-то из устроителей «нового мирового порядка». Не только ведению ядерной войны, но и развязыванию локальных конфликтов на нашей территории с применением только обычных средств, а также провоцированию внутренних конфликтов в Украине будут активно противодействовать, в первую очередь, и Россия, и США. Почему? Россия будет вынуждена защищать территорию Украины, потому что только 46 из 176 украинских ракет по своим боевым возможностям почти эквивалентны ядерной мощи половины американских ракет наземного базирования. С другой стороны, Америка не сможет сделать с нами то, что было сделано с Гренадой, Югославией и Ираком, поскольку для нее будет недопустимо применение силовых методов, развязывание или поддержка агрессии против государства, на территории которого есть стратегические ракеты, нацеленные, возможно, и на нее. «Войны обходят стороной сильные государства,» - утверждает Маргарет Тэтчер. И она, в данном случае, тысячу раз права.

Рассуждая таким образом о взаимосвязи ядерного оружия Украины и ее национальной безопасности выскажу свое видение проблемы ратификации договора СТАРТ-1. Не удержусь еще от одной цитаты, на этот раз французского премьер-министра. Его устами было заявлено, что Франция «…одобряет предложение… по ядерному разоружению. Мы сами пойдем в том же направлении, но после того, как ядерные потенциалы США и России будут сопоставимы с французским.» Так почему же мы не ставим вопрос аналогичным образом? В угоду каким силам или по чьим давлением мы рвемся объявить себя безъядерной державой? Не берусь ответить на эти вопросы, но считаю целесообразной следующую последовательность действий при разрешении проблем, связанных с ратификацией договора СТАРТ-1. В настоящее время Украина не имеет никаких юридических обязательств перед мировым сообществом по ядерному оружию.

Возможны два варианта принятия парламентом решения по вопросу о ракетно-ядерном оружии Украины. Перед принятием любого из них Украина объявляет себя ядерной державой на основании Венской конвенции 1983 года, где разъясняется, что все составляющие ядерного оружия на территории любого государства есть его полная или долевая собственность.

Первый вариант. Украина ратифицирует договор СТАРТ-1 и Лиссабонский протокол к нему, но с выполнением следующих условий:

1. Украина откладывает решение вопроса о присоединении к Договору о нераспространении ядерного оружия от 1.07.1968 г. до средины 1995 года, когда международная конференция и существующие реальности определят его дальнейшую судьбу.

2. Заключает согласно договору СТАРТ-1 и Лиссабонскому протоколу меморандум четырех ядерных государств СНГ по лимитам и ограничениям.

3. Ратифицирует Минское соглашение о статусе стратегических ядерных сил, снимая при этом поправку Президента («из-за экономических и технических возможностей Украины») к статье 10, где срок ликвидации ядерных боеприпасов для Украины ограничен 1994 годом.

4. Украина заключает с Российской Федерацией двухстороннее соглашение по всему комплексу военно-технических и военно-экономических вопросов.

Второй вариант. Украина не ратифицирует договор СТАРТ-1 и принимает решение о будущем ракетно-ядерного оружия на основе двухсторонних и многосторонних соглашений. При этом мы самостоятельно определяем необходимое нам количество пусковых установок и ракет в ядерном оснащении, которые будут находиться на территории Украины.

При принятии любого из двух решений в интересах своей национальной безопасности наиболее вероятным и предпочтительным партнером для заключения договора о ракетно-ядерном оружии для Украины является Россия. Такой договор позволил бы Украине находиться под прикрытием ракетно-ядерного оружия, как оружия сдерживания от внешней агрессии.

В этих условиях обеспечиваемая ядерным оружием безопасность позволит нам существенно сократить и реформировать национальные Вооруженные Силы, получить необходимые средства и выиграть время для создания и перевооружения армии новыми, современными образцами оружия, в том числе высокоточного и оружия на новых физических принципах. Такое оружие в случае его применения по объектам государственного и военного управления, предприятиям и объектам атомной и химической промышленности по своей боевой эффективности адекватно ядерному. Имея на вооружении средства ведения войны, способные заменить ядерное оружие, мы будем иметь основание для рассмотрения в будущем вопроса об отказе от ядерного оружия, не объявляя себя в одностороннем порядке безъядерным государством. За это же время, если будет принято соответствующее решение, можно создать собственную атомную промышленность.

И, для подкрепления аргументации в пользу рассматриваемого варианта, несколько слов об экономике ядерного оружия, о чем старательно умалчивается или искажается.

По утверждению заместителя министра обороны России А. Кокошина «Ракетные войска с точки зрения их содержания являются самым дешевым видом вооруженных сил. Они способны решать 60-100% стратегических задач, а требуют для себя только 5-6% щт всего оборонного бюджета.» С этим трудно не согласиться, учитывая что в прошлом году в Украине затраты на содержание ракетных войск составили 3,9% военного бюджета, а в этом году они должны составить примерно 1,1%. При этом нужно учитывать, что речь идет о затратах на содержание 176 межконтинентальных баллистических ракет, хотя из названных выше соображений нам достаточно ограничить свой ядерный арсенал только 46 ракетами новейшего класса, выпуск которых в основном налажен на заводах Украины. Остальные 130 ракет, проявив беспрецедентный в истории акт доброй воли – ликвидировать. При этом, по-хозяйски распорядившись ракетами, топливом и головными частями, получить существенный экономический выигрыш. Оставшиеся после уничтожения ракет шахты и всю уже созданную для них инфраструктуру использовать для размещения безъядерных систем высокоточного оружия.

При этом все вопросы о ракетно-ядерном оружии необходимо увязывать с заключением договора с Россией, по которому она обязалась бы закупать в Днепропетровске ракеты, которые в бывшем Советском Союзе планировались для перевооружения ракетных войск стратегического назначения. Это, безусловно, даст большую экономическую выгоду Украине.

Вторая из рассматриваемых мною проблем – проблема использования космического пространства. Как показал опыт войны в Персидском заливе, для эффективного использования высокоточного оружия необходимо иметь космические системы различного назначения и развитые компьютерные технологии. Давно уже нужно было понять и так же настойчиво и остро, как Россия ставит вопрос о разделе Черноморского флота ставить вопрос о разделе космических средств. Сегодня в контексте принципов обеспечения национальной безопасности Украины этот вопрос является одним из самых важных и актуальных.

В настоящее время орбитальная космическая группировка, насчитывающая около двухсот космических аппаратов, перешла под юрисдикцию России, хотя Украина имеет законные права на 16,7% этой группировки.

Исходя из принципов взаимных компромиссов, взамен на уступки Украины в области ракетно-ядерных вооружений и решения проблемы Черноморского флота, Украина требовать разделения средств космических аппаратов, включения военно-космических частей Украины в общий контур управления космическими аппаратами с последующим созданием (с помощью России) национального центра управления полетами.

Украина располагает всем, что позволяет ей сохранить статус космической державы. Это и огромный производственно-технологический комплекс космической отрасли. Это мощный научный потенциал и отработанная система подготовки кадров. Это и развернутые на Украине в районе городов Дунаевцы, Евпатория и Симферополь средства управления космическими группировками, в которые вложены триллионы и которые должны и могут давать отдачу.

Космос – это та сфера деятельности, которая в настоящее время приносит космическим государствам сверхприбыли. По мировым данным каждый доллар, вкладываемый в космические исследования приносит 20 долларов прибыли. Это прибыль обеспечивается использованием космических каналов связи для государственных, коммерческих и банковских структур, использованием баз и банков данных высокоразвитых государств. Так, например, космическая связь приносит прибыль миллиарды долларов в год (каждая минута разговора с США стоит 5 долларов, с Европой – 3 доллара).

Аналогичные цифры приводятся и при использовании космических технологий в земных отраслях народного хозяйства, при решении экологических проблем, исследовании природных ресурсов, метеорологии и навигации.

Сегодня эту прибыль получают другие, а могла бы получать и Украина. Иными словами, космическая деятельность государства – это свидетельство высокого уровня научно-технического прогресса. В то же время, космос сегодня – это обеспечение высокой боевой эффективности большинства средств вооруженной борьбы, в том числе и высокоточного оружия.

И так, очевидным является необходимость иметь собственную национальную космическую орбитальную группировку двойного назначения – народно-хозяйственного и военного. Эксплуатация и управление космическими системами в интересах народного хозяйства и обороны должны осуществляться министерством обороны, которое располагает необходимыми для этого техническими средствами и подготовленными специалистами. Такое двойное предназначение космических систем в данном случае является еще одним обстоятельством, позволяющим нести минимальные затраты и укреплять национальную безопасность Украины.

А теперь о проблемах Черноморского флота.

Черноморский флот в бывшем СССР выполняв в основном вспомогательные, а не стратегические задачи, обеспечивая средиземноморскую военно-морскую группировку. Флот Украины, не имея свободного выхода в мировой океан, так же может решать ограниченные боевые задачи только в пределах акватории Черного моря.

В боевом составе Черноморского флота большинство кораблей на сегодняшний день фактически выслужили положенные им сроки.

С экономической точки зрения для народа Украины содержать Черноморский флот накладно. В то же время вклад флота в обороноспособность государства незначителен по сравнению с вкладываемыми в него средствами.

Надо признать, что флот России из Крыма не уйдет, а силой мы его оттуда не выгоним, так как это ведет к войне. Базирование же флотов двух государств на одной военно-морской базе закладывает так конфликтных ситуаций. Поэтому целесообразно военно-морскую базу передать в аренду России на разумный срок. Для Украины – оставить то, что необходимо для обороны морского побережья и разместить на других базах.

Предоставление военно-морской базы в аренду России должно быть увязано с арендой Украиной космодромов и полигонов России для запуска космических аппаратов и испытания ракетно-космической техники, кооперацией Украины и России в области производства ракетной и космической техники, поставкой из России на Украину энергоресурсов и леса, а также размещением военных заказов для военно-морских сил России на украинских вервьях.

Время не ждет! Вопросы военно-технической политики необходимо решать безотлагательно. Это диктуется еще и тем, что военно-промышленный комплекс Украины, не имея государственных заказов, не представляя перспектив развития, находится на грани полного развала. А военно-промышленный комплекс сегодня – это специалисты высшей квалификации, это самые современные производства. Разрушив оборонную промышленность мы лишимся научных и технологических достижений мирового уровня и возможности, в последующем, создавать требуемые системы вооружений с минимальными затратами.

Таким образом, ядерное оружие может обеспечить Украине 10-15 лет неприкосновенности. За это время мы создаем высокоточное оружие, космическую группировку со своими пунктами управления и строим немногочисленную мобильную армию, оснащенную современными высокоэффективными средствами вооруженной борьбы. В это же время определяются отношения государства к ядерному производству.

Необходимо помнить, что оборона будущего закладывается сегодня и думать о ней необходимо сейчас. Иначе будет поздно!

Народный депутат Украины  [підпис]   В. Толубко